Недвижимость Саратова ?
Бюро кадастровых работ+7(927)277-22-79, +7(927)226-13-11
Четверг, 23-е  Мая  2024, 02:24:54
A A A

Происхождение названий улиц города Саратов

Вавилова улица
Начинается у площади Кирова, заканчивается в районе ул. Университетской.

До переименования называлась Михайловской и шла от Александровской улицы до Сенной (позднее Митрофановской) площади. В первой половине XIX века стал застраиваться район за площадью в сторону Астраханского тракта. Однако два квартала до площади получили прозвище Грошовой улицы. Продолжение ее за Сенной площадью сохранило имя «Михайловская». К сожалению, происхождение названия пока неясно.

В 1969 году Михайловской улице было присвоено имя Н.И. Вавилова. На площади Кирова, там, где она начинается, в день 110-й годовщины со дня рождения великого ученого-генетика, агронома и ботаника, был открыт памятник. Автор — скульптор К.С. Суминов — изобразил Вавилова в полный рост, держащего в руке колос пшеницы с налитыми зернами. По обеим сторонам памятника — два валуна с выбитыми на них изображениями свитков с изречениями Н.И. Вавилова. На одном: «Пойдем на костер, будем гореть, но от убеждений своих не откажемся»; на другом: «Не жаль отдать жизнь ради хоть самого малого в науке».

Николай Иванович Вавилов (1887—1943) — академик, выдающийся советский ученый, посвятивший себя генетике и селекции растений. Он — создатель учения о центрах происхождения культурных растений. С научными целями Николай Иванович совершил 180 экспедиций по Советскому Союзу и более 50 по зарубежным странам. В результате трудной и кропотливой работы им была собрана коллекция — около 300 тысяч образцов растений. Добытые во время экспедиций семена были испытаны ученым в различных условиях и стали впоследствии базой для многих высокоурожайных сортов и гибридов.

По доносу в 1940 году Вавилов был арестован и заключен в тюрьму; 11 месяцев велось следствие (400 допросов); и вот 9 июля 1941 года Николаю Ивановичу выносят приговор: «...подвергнуть высшей мере наказания — расстрелу...» Но враг подступает к Москве. Сидящих в тюрьмах арестованных этапируют в тыл страны, Вавилов попадает в Саратов, его определяют в тюрьму № 1. В июне 1942 года приговор о расстреле заменяют на 20 лет исправительно-трудовых работ. Но здоровье уже подорвано: больница, камера, снова больница, где он 26 января 1943 года умер от дистрофии, до предела истощенный. Н.И. Вавилов похоронен в Саратове на Воскресенском кладбище, где ему позже установлен памятник.

С ул. Вавилова началось сооружение 10-этажных домов, получивших название «башенных». Два таких дома впервые в Саратове возвели на углу улиц Вавилова и Астраханской. В 1971—1973 годах в начале ул. Вавилова было возведено массивное здание из стекла и бетона для междугородной телефонной станции. Она тогда была оснащена современным отечественным оборудованием и являлась по мощности второй в государстве после рижской. От Волги до Тихого океана и от Волги до западной границы — территория обслуживания станции.

Валовая улица
Проходит между набережной Космонавтов и Октябрьской улицей.

В июле 1672 года саратовский воевода Федор Леонтьев доносил в Посольский приказ: «Саратов худ, острог весь развалился, пороху и свинца нет... стрелять из пушек нечем...». Восстанавливать Саратов на левом берегу Волги было невозможно: мыс, на котором стоял город, размывался водами Волги и ее притока — Саратовки. Поэтому последовал указ царя Алексея Михайловича: «Саратов город делать на горах новый».

Для городового дела в Саратов был прислан опытный горододелец полковник Александр Шель с командой дьяков и подьячих — инженеров-строителей, землемеров, чертежников и иных нужных специалистов. С верховьев Волги был привезен на судах, дабы не вымок, строительный лес и, конечно, присланы стрельцы, владеющие плотницким, кузнечным и другим строительным делом. Сооружение нового города, перенос годных построек с левобережного Саратова начались. Продолжалось строительство два-три года.

В первую очередь были вырыт ров, насыпан земляной вал, на котором установили стены и башни крепости. Вал имел высоту 4—4,5 м, ширину по верху 8—8,5 м. Длина вала составляла 2245 м. Он начинался от устья Глебова (Глебучева) оврага, почти дугой опоясывал территорию около 80 га и подходил по левому берегу оврага, где ныне Князевский взвоз, к Волге.

На берегу оврага был насыпан только вал, ибо глубокий, с отвесными склонами овраг служил как бы рвом. На мысу, образованном при устье Глебова оврага и берегом Волги, была восстановлена перенесенная с левого берега Волги деревянная Казанская церковь. Она не раз горела, строилась заново, пока не соорудили ее в камне. От церкви параллельно валу с крепостными строениями стали появляться обывательские дворы с домами и служебными постройками. Постепенно вырос целый порядок строений, обращенных фасадом к валу. Между валом и домами была широкая пустая полоса земли, оставленная с противопожарной целью. Правда, она была вся изъезжена: ведь надо было кому-то из жителей привезти воз сена, кому-то — поленницу дров или что-то иное.

Вступивший в 1752 году на воеводство И.А. Казаринов ввел немало нового в жизнь саратовцев. В частности, он приказал ров вдоль Глебова оврага раскопать и сравнять. Освободилось место, которое было застроено. Так сложилась идущая от церкви улица, которую стали называть Казанской. Одновременно ее именовали и Валовой. И только к 90-м годам XIX столетия окончательно утвердилось имя «Валовая улица», ставшее ее официальным названием. В октябре 1977 года в память ушедшего из жизни нашего земляка — Героя Социалистического Труда, русского советского писателя К.А. Федина Валовая была переименована в ул. Федина. Спустя девять лет было возвращено старое название — Валовая.

Саратовские газеты постоянно писали о Валовой улице — неухоженной, грязной, с массой питейных заведений и пристанищ, особенно в окрестностях Пешего базара, притягивавшего массу бездомного и бродячего люда. «Саратовские ведомости» поместили весьма колоритное описание:

«Валовая улица с давних пор славится всевозможными притонами, которые носят громкие названия: «Эльдорадо», «Золотой рог», «Райский уголок» и особенно славится «Галчиный клуб», где свили гнездо «бывшие люди» типа М. Горького: адвокаты, оперные и драматические артисты, судебные пристава и т.д. По самой дешевой цене дают советы по судебным делам, пишут прошения. Живут в невыносимо грязной обстановке: на гнилом полу, на нарах и под лавками и тут же ютятся оборванные и часто почти нагие женщины и девочки-подростки с явными признаками разных венерических болезней. Невесело живется людям в «Галчином клубе». Днем и ночью постоянно слышатся крики о помощи: «Караул! Бьют! Режут!» Домовладельцы, и городовые, и полицейские так привыкли к этим воплям и крикам, что не обращают внимания».

Веселая улица
Расположена на склоне Соколовой горы от ул. Посадского до 1-й Садовой улицы.

Название ул. Веселой — народное, возникшее в первой половине XIX века. В переписи улиц Саратова 1879 года оно записано как официальное. В графе описи, как употребляется название — «по обычаю и по употреблению жителями», тоже стоит слово «Веселая». Такое именование возникло потому, что у начала ее, на стыке с ул. Вознесенской, до сих пор в народе называемого «Штаны», и проходящей Кирпичной улицей было три колокольных завода: Гудкова (потом Каменева), Кутина (затем Чирихиной) и Судомойкина (позднее Медведевых).

Колокол в восприятии народа осмысливался как живое существо, подобное во многом человеку. Даже в названии отдельных частей колокола виден антропоморфизм, например: «уши», «оплечье», «тулово», «юбка», «плащ», «язык». Собрание колоколов на одной колокольне именуется «колокольной фамилией». Колокола отливались из специальной, так называемой, колокольной бронзы. Ф. Шиллер в «Песне о колоколе» приводит состав колокольного металла:

Следует уточнить, что меди брали обычно четыре части на одну часть олова. Этот сплав и шел на церковные колокола.

Звучание и тембр колокола — это профессиональная тайна формовщика и литейщика. Они зависят от качества сплава, массы колокола, толщины и профиля стенок. Так что чудо колоколов — в них самих, в мастерстве литейщиков, доныне не превзойденном.

Сохранилось описание отливки колокола весом более 600 пудов (около 10 т) для соборной церкви в г. Вольске, выполненной на колокольном заводе А.И. и О.И. Медведевых 20 сентября 1893 года. В большом одноэтажном кирпичном здании имелись две огромные плавильные печи, в отдельном помещении находилась формовочная. Устройство формы колокола продолжалось пять недель. Форма изготавливалась из простой глины, в которую примешивали пеньку и вплетали проволоку. Каждая форма обычно выводилась на кирпичном поддоне и по мере ее роста прогревалась, просушивалась и уже сухой опускалась в земляную яму, находящуюся между печами. От печей сюда шли довольно глубокие и широкие кирпичные желоба, наполненные древесным углем. Над формой будущего колокола был повешен колпак для гашения пламени, вырывающегося при наполнении формы металлом.

В тот день в 7 часов утра уже была заложена медь в плавильные печи и началась ее плавка. В одной печи было около 500 пудов металла, в другой — более 200 пудов. Топились печи дровами. При плавке медь помешивали деревянными пестами, она бурлила и издавала звук, напоминавший далекий звук колокола.

Время от времени брали пробу металла, наконец после перелома последней пробы мастер сказал: «Готово!»

После молебна из желобов удалили уголь, вымели пыль, и мастер дал команду подмастерьям, которые пробили в печи тонко замазанные отверстия. Кипящая медь золотисто-огненного цвета, урча, ринулась по желобам к отверстию в форме. Из специальных отверстий вырывался из формы горячий воздух двумя огненными снопами. Находившиеся при литье люди любовались бегущим золотой лентой металлом. Староста вельской соборной церкви несколько раз бросал в текущую медь золотые и серебряные монеты. Через минуту из отверстия для выпуска воздуха захлюпала горящая медь: литье колокола окончено. Рабочие и присутствующие при литье колокола отошли в сторону.

После остывания колокол вынут из формы и будет он еще недели две шлифоваться. Только после этого звук пробы звона и тембра колоколов плыл над улицей. Перезвон колоколов и дал улице название Веселой.

Вознесенская улица
Начинается от ул. Соляной и заканчивается в районе Большой Садовой улицы.

В далекое от нас время у Московских крепостных ворот со стороны города от вырубленных здесь деревьев образовалась огромная площадь. В документах тех лет это пустопорожнее место называют Пеньками. Идущей к Московским воротам улицей Пеньки делились на две стороны. На правой стороне сложился торг горянским товаром: тут можно было купить деготь, смолу, веревки, рогожи и рогожные кули, деревянные лопаты, грабли, вилы, топорища, шорно-кожевенные изделия, конскую упряжь и многое другое, необходимое в хозяйстве. На левую сторону из Четырехсвятского монастыря перенесли ветхую деревянную церковь и освятили ее в честь Михаила Архангела. Это старое сооружение страдало от пожаров, и в 1747 году вместо него выстроили новый каменный храм, который простоял до 1945 года, когда был разобран.

Прошел век, и каменная церковь стала мала для жителей окрестных кварталов. Встал вопрос о сооружении нового большого храма. Проект был разработан губернским архитектором Г.В. Петровым. 9 декабря 1845 года состоялось освящение главного придела во имя Вознесения Господня. Через два года были готовы еще два придельных храма. Один из них был освящен во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, другой — во имя Архистратига Михаила. В 1875 году при церкви была построена колокольня.

Об этой Воздвиженской церкви говорили, что в ней масса света и духовного веселия, исходящего как от самого здания великолепной архитектуры, так и от обрядности православия. Храм находился на углу Московской и еще безымянной улицы на правой стороне Горянской площади. По церкви начинавшаяся от нее улица и получила название Вознесенской.

В 1960 году Вознесенской улице было присвоено имя Александра Ивановича Покрышкина (1913—1985), прославленного советского летчика, трижды Героя Советского Союза, маршала авиации.

С первого до последнего дня Великой Отечественной войны Покрышкин находился на фронте, совершил 560 боевых вылетов. Ему пришлось участвовать в 156 воздушных боях. Например, на Висле к позициям советских войск пытались прорваться 49 фашистских самолетов. Покрышкин со своими боевыми товарищами вступил в ожесточенный воздушный бой. Девять вражеских самолетов сбили советские летчики и без потерь вернулись на свой аэродром. Противник хорошо знал отважного летчика. Недаром, как только в небе появлялся истребитель Покрышкина, фашисты передавали по своим рациям: «Внимание! Покрышкин в воздухе!» За годы войны отважный летчик лично сбил 59 самолетов противника. А.И. Покрышкин командовал эскадрильей, авиаполком, авиасоединением. Совместно с другими выдающимися летчиками им разработаны и применены методы воздушного боя по вертикали. Его подвиги в годы войны отмечены многими наградами Родины. За мужество и отвагу, проявленные в воздушных боях с фашистскими захватчиками, летчик удостоен звания Героя Советского Союза.

В апреле 1991 года ул. Покрышкина была переименована. Ей вернули старое церковное название — Вознесенская. Эту улицу Глебучев овраг разделяет на две части: первые кварталы спускаются к оврагу, а заовражная часть круто поднимается вверх по склону Соколовой горы.

Волжская улица
Начинается от ул. Октябрьской и заканчивается на ул. Радищева.

В первой половине XVIII века началась застройка за городским валом. К середине века, как видно на плане Саратова, уже сложилась улица, начинавшаяся от Волги и проходившая мимо усадьбы главного почтамта. Вот почему она получила название Почтамтской улицы.

В начале XIX столетия застройка проводилась в пределах нынешней улицы Радищева. Здесь стали селиться и некоторые купцы-армяне, скупавшие в Саратове для отправки в Персию значительное количество хлеба и овса. Массового поселения армян здесь не было, поэтому нет оснований говорить, что следующее наименование является номинальным. Скорее всего, происхождение названия связано с народной интерпретацией какого-то события, явления на улице.

В последние десятилетия позапрошлого века старожилы Саратова по-иному объясняли появление названия улицы. Один богатый купец-армянин на этой улице начал строить дом. По тем временам большой, каменный, в два этажа. Но, не достроив его, умер, а дом долгое время после смерти хозяина стоял неотделанный: окна без рам, не навешены двери, вместо крыши — временное покрытие из лубка. Дом этот своими габаритами выделялся среди низкой застройки, служил как бы ориентиром, и его называли «армянским». А затем и улица стала Армянской.

Достроенный последующими владельцами «армянский» дом просуществовал до середины 1960-х годов, когда вместе с соседними зданиями его снесли, а на этом месте соорудили Дом печати. В 1968 году вступил в строй издательский корпус, построенный по переработанному архитектором Т.Г. Ботяновским типовому проекту, а в 1974 году — редакционное 11 -этажное здание, спроектированное архитектором П.Е. Усиковым.

В начале XX века нижняя часть улицы (четыре квартала) была присоединена к Полицейской (ныне Октябрьской) улице, а оставшиеся четыре квартала по-прежнему составляли Армянскую улицу. С 1937 года бывшая Армянская стала называться ул. Немреспублики. 19 октября 1918 года В.И. Ленин подписал Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР о создании области Немцев Поволжья, окончательно оформленной как Трудовая Коммуна Области Немцев Поволжья на II съезде Совдепов немецких колоний на Волге. В январе 1924 года на 1-м республиканском съезде Немреспублики было провозглашено образование АССР Немцев Поволжья. В честь этой республики и была переименована Армянская улица.

Началась Великая Отечественная война. 28 августа 1941 года публикуется Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев из районов Поволжья», в феврале 1942 года ул. Немреспублики была переименована. Она получила нынешнее имя — Волжская — в честь великой русской реки, на берегу которой был основан и вырос город Саратов.

Волжская улица еще сохранила часть старой дореволюционной застройки.

Творением П.М. Зыбина заканчивается Армянская — Волжская улица (д. № 36). Маленькая, яркая по оформлению и цветовому решению церковка построена в псевдорусском стиле с использованием композиции, деталей оформления церковных зданий средневековой Руси. Особенно близка она по облику храму Василия Блаженного на Красной площади в Москве. Саратовская церковь-часовня во имя иконы Божьей Матери «Утоли моя печали» хорошо вписывается в панораму окружающей ее застройки.

Вольская улица
Начинается от Волги, проходит через всю центральную часть города и заканчивается в его горной части.

Сложившись в 30—40-е годы XIX столетия, позднее улица получила название Волгской.

В 1780 году при образовании Саратовского наместничества (позднее губернии) дворцовое село Малыковка было преобразовано в уездный город Волгск. Расхожая легенда рассказывает, что в устье речки Малыковки на гористом месте появился кабачок «Разувай». То ли сами волжские работные люди разувались, то ли их разували после кутежа, легенда об этом умалчивает. Писатель-вольчанин А.С. Яковлев в повести «Повольщики» так описывает этот кабачок:

«Вниз ли идет судно, вверх ли — все равно: как завиделся из-за белых гор зеленый лесок малыковский, так бурлаки в один голос: — Чаль к «Разуваю»! Гуляй!

И здесь спускали все: серебро и медь из кисетов, шапки, рубахи, бахилы — все шло кабатчику. За вино хмельное, за брагу сычёну, за девок угодливых, за жратву сытную. И, пропившись, с хмельным туманом в голове, с горькой сивушной отрыжкой в горле шли бичевником дальше, тянули косоуши, баржи, прорези или веслами помахивали лениво. Потом до Самары или до Саратова вспоминали:

- Вот так погуляли! Вот это каба-ак!

Так громкая слава про «Разувай» ходила по матушке-Волге».

Но это легенда, официальных записей пока не найдено. Первое упоминание относится к 1699 году. В этом году, как записано в Отказной книге, поселение было отдано московскому Новоспасскому монастырю, чтобы монахи от ловли и продажи рыбы имели денежки «на свечи и на ладан». В 1710 году царь Петр I пожаловал Малыковку своему ближайшему сподвижнику князю Александру Даниловичу Меншикову. Но недолго князь владел этим имением. Вскоре после смерти Петра I Меншиков был репрессирован, все его имущество конфисковано. Малыковка перешла в Дворцовое ведомство и стала называться дворцовым селом, рыбной слободой, пока не была преобразована в город Волгск, центр одного уезда губернии. На гербе уезда на золотом поле был изображен лежащий медведь, который водился тогда в лесах уезда.

Со временем слово «Волгск» фонетически упростилось и приняло форму «Вольск». Улица тоже превратилась в Вольскую.

Давняя дружба в советское время связывала саратовцев с трудящимися Западно-Словацкой области Чехословакии. С каждым годом расширялись и крепли связи. В мае 1970 года в знак братской дружбы Саратова и Братиславы Вольская улица была переименована в ул. Братиславскую. В 1991 году ее вновь переименовали в Вольскую.

Старинных особняков и домиков на улице еще немало, назовем некоторые из них. Почти у самой Волги в 1878 году Торговый дом «Братья Шмидт» построил мельницу, которая по тем временам была огромной и по размерам, и по производительности. Ей дали название «Большая мельница». Но через три года эта громадина сгорела дотла в пожаре и только к 1884 году была полностью восстановлена. В 1887 году здесь имелись две паровые машины в 160 сил, работали 120 человек, годовое производство составляло 2286 тысяч пудов. Мельница, построенная братьями Шмидт, работает и в наши дни (ул. Вольская, 2).

В четырех кварталах от мельницы, на углу ул. Бахметьевской расположено красное кирпичное здание медицинского учреждения — глазной клиники. Саратовское отделение попечительства о слепых решило построить в Саратове глазную клинику. Была объявлена подписка пожертвований на это доброе и нужное для города дело. Нашлось немало жертвователей.

В 1901—1904 годах по проекту мадридской глазной клиники (Испания), приспособленному архитектором П.М. Зыбиным к саратовским условиям, построено прекрасное здание глазной клиники (д. № 12).

Напротив клиники находится городская усадьба Мусатовых. Она состоит из деревянного дома и флигеля, в котором ныне небольшой музей с экспозицией, рассказывающей о жизни и творчестве В.Э. Борисова-Мусатова. Двор усадьбы — цветущий с ранней весны до поздней осени сад, созданный заботами матери Елены Гавриловны и его сестер Агриппины и Елены. Особенно благоухал сад в пору цветения сирени и вишен. Этот уютный садик сам художник называл своей «зеленой мастерской», которую он запечатлел в полотнах «Окно» (1886), «Майские цветы» (1894).

Красивый, в стиле модерн дом № 71, в котором работает областной Совет профсоюзов, был построен специально для казначейства (казенной палаты) и контрольной палаты в 1909—1910 годах по проекту архитектора Ю.Н. Терликова. На фасаде здания установлена мемориальная доска, напоминающая о тяжелых днях Гражданской войны, о действиях штаба обороны города, размещавшегося здесь.

Здание казначейства было построено на месте, принадлежащем князю Н.Е. Куткину. В 1897 году Николай Евгеньевич построил на этом месте огромное деревянное здание цирка. Свое заведение он создавал в пику братьям Никитиным, владельцам многих зданий цирков в России, где работали труппы артистов, созданные Никитиными, с которыми Куткин был не в ладах.

2 февраля в выстроенном цирке начались представления приехавшего в Саратов японского цирка Комакича. На следующий год в этом же помещении работала цирковая труппа Труцци, показывающая конное наездничество во всех видах и икарийские игры.

В 1899 году здание цирка князя Куткина занял конный цирк Перваля, который осенью сменил цирк Сура. Артисты этого цирка выступали в разных жанрах конного спорта. Однако 1 февраля 1900 года случилась беда. Днем начался пожар; лошадей успели вывести, а цирковое имущество погибло. Само здание сгорело до основания. Вместо сгоревшего Куткин хотел построить первоклассный каменный цирк, но, простудившись на пожаре, он вскоре серьезно заболел и умер, так и не осуществив свой замысел.

Двумя кварталами далее, где ныне высится Дом книги, в конце XIX — начале XX века было дворовое место с небольшим домом известного в Саратове фотографа П.М. Ушакова. Здесь он жил, здесь же находилось его фотоателье. Наследники Ушакова сдали дворовое место на 12 лет в аренду содержателю гостиниц М.И. Тюрину, который, войдя в соглашение с кинопрокатчиком А. Л. Саввой, построил здание кинематографа «Художественный театр», которое спроектировал местный архитектор Ю.Н. Терликов в стиле модерн.

Выстроенный из пустотелого бетона и облицованный снаружи разноцветными яркими изразцами, украшенный орнаментами, кинематограф выглядел не только красивым, но и экстравагантным. Угол здания в виде низкой башенки был увенчан высоким чешуйчатым куполом. Внутри стены фойе были отделаны зеркалами, за что кинотеатр зрители называли «Зеркальным». Там имелись буфет и кафе. Вход в кинотеатр был на углу. По лестнице следовало подняться на второй этаж в зрительный зал, вмещавший 600 человек. Стены зала были отделаны под красное дерево, сиденья кресел обтянуты кожей. Ряды шли ступенями, и впереди сидящий не загораживал экран. В ночь на 23 октября 1916 года «Художественный театр» сгорел. Перекрытия крыши оказались деревянными и рухнули в горящее нутро постройки. Остались от кинематографа лишь закопченные бетонные стены. Эти огороженные забором развалины простояли до постройки здесь Дома книги.

Восьмого марта площадь
В первой половине XIX века среди застраивающихся кварталов на склоне Соколовой горы была сформирована площадь, которую назвали Горной.

30 января 1844 года на Горной площади была освящена новопостроенная деревянная церковь во имя Сошествия Святого Духа. Обряд освящения совершили благочинный протоиерей ГИ. Чернышевский с протоиереем И.С. Крыловым и тремя священниками при большом стечении верующих. Церковь считалась приходской. В церковно-административном устройстве приход — самое низшее территориальное подразделение, в котором должна быть церковь с причтом, штатом священнослужителей и общиной верующих.

Церковь была построена на крупные пожертвования доброхотных дателей: купца П.С. Славина, который поставил на строение лес; купца С.Д. Парусинова, давшего материалы на иконостас, разные вещи и книги на 1000 рублей; мещанина М.М. Горбунова, резчика, бесплатно устроившего иконостас. Были и другие взносы.

Наличие приходской церкви на площади дало повод и самую площадь именовать Приходской. Имя это постепенно вытеснило название «Горная». Но маленькая приходская церковь при умножающемся в округе населении не удовлетворяла верующих. И стали готовиться к сооружению большого каменного храма: собирать пожертвования, заготавливать материалы, заказали и утвердили проект и т.д. Словом, многолетние хлопоты увенчались успехом. В 1855 году началось возведение храма, и через три года здание было готово, оборудовано и освящено во имя Сошествии Святого Духа. Кроме главного придела в храме были устроены еще два придела-церкви.

В строительство храма крупные вложения в память об умершем сыне сделал почетный гражданин, купец 1 -и гильдии П.Ф. Тюльпин. Кроме этого, супруги Тюльпины передали церкви в дар большой, весом в 431 пуд, колокол. С постройкой каменной церкви, большой и красивой, появилось еще одно название площади — Духосошественская, которое бытовало одновременно с именованием «Приходская». В документах 1879—1882 годов зафиксированы оба названия, но спустя два года площадь официально стала Духосошественской.

Это церковное название оказалось очень живучим и при советской власти дожило почти до войны, когда площадь была переименована в честь Международного женского дня — дня солидарности трудящихся женщин всех стран в борьбе за мир, демократию, равноправие женщин с мужчинами в капиталистических и зависимых странах. Такой день — 8 марта — был установлен по предложению выдающегося деятеля рабочего движения Клары Цеткин на 2-й Международной конференции женщин в 1910 году. В 1937 году культовое название площади был ликвидировано, и она стала называться им. 8 Марта.
 

Бабушкин взвоз
Три квартала от набережной Космонавтов до Соборной площади называются Бабушкиным взвозом.

В Саратове волжские взвозы начинаются внизу, у подножия крутого берега реки Волги и столь же круто поднимаются по береговому склону в город. Грузы приходилось взвозить, то есть поднимать, устремлять вверх.

Н.Г. Чернышевский писал, что «проулки спускались к Волге... взвозы очень крутые, тогда еще не были мощеные, были сильно изрыты весеннею водою в течение столетий». Впоследствии даже мощение не спасло взвозы от рытвин, ухабов и колдобин. В 1909 году полицмейстер предупреждал городскую управу о невозможном состоянии Бабушкина взвоза, где ломаются колеса, опрокидываются возы, и если взвоз не будет приведен в порядок, то он будет закрыт для проезда.

Совершенно иным увидел здешнюю картину будущий писатель К. Паустовский, побывав в Саратове в 1915 году. В автобиографической повести он рассказывает: «Я попал в улицы боковые, в проулок на Бабушкин взвоз, где в вихре сухого снега слетали с горы на салазках мальчишки. Мне понравилось, лежа на салазках ничком, проноситься мимо домишек, пылавших из-за оконных стекол геранью. И, признаться, я позавидовал обитателям этих домишек».

Существует легенда, что давным-давно около Волги на взвозе в маленькой избушке жила старая-престарая бабушка. Она умела печь вкусные пироги, приготовлять из ягод и трав приятные напитки. Эту добротную продукцию у нее покупал волжский работный люд. Они говорили: «Пойдем к бабушке на взвоз», а позднее стали призывать: «Идем на бабушкин взвоз». Но это предание. Из документов, однако, видно и другое толкование происхождения названия этого взвоза.

В третьей четверти XVIII века иногда по фамилиям крупных купцов, которые в городе были широко известны, давали названия улицам и переулкам, связанным с их деятельностью. Тогда в городе был известен и Иван Бабушкин как подрядчик, занимавшийся доставкой по подрядам (договорам) соли в крупные поволжские города и в иные места. Вместе с братом Степаном они имели дело в рыбной промышленности. Возможно, дома братьев Бабушкиных стояли внизу будущего Бабушкина взвоза. А еще ниже, на самом берегу Волги, могли находиться их 35 рыбных амбаров. В документах встречается название — «Взвоз купца Степана Бабушкина».

В прошлом начало взвоза у Волги было буквально устлано перевернутыми лодками. Рядом стояла масса ломовых извозчиков, готовых везти с пристани грузы. С левой стороны решетчатым забором была отгорожена большая площадка пароходного общества «По Волге». Здесь лежали покрытые брезентом ящики, тюки, кули, бочки, мешки и другие грузы.

С правой стороны выделялось громоздкое деревянное строение с верандой, в которой располагались то трактир «Навигация», то чайная «Приволжская». Сменялись хозяева, изменялись и вывески. Выше на взвозе, почти у самой ул. Большой Сергиевской, высился, как бы паря над всеми лавчонками и хибарками, большой двухэтажный «Приволжский вокзал» Григория Ивановича Барыкина, известного саратовского купца. Заведение Барыкина было ресторанно-увеселительного типа. Здание «Приволжского вокзала» с башенками на крыше и обширной со стороны Волги галереей с театральными подмостками украшало этот уголок города. Перед вокзалом был устроен небольшой садик.

На левой стороне взвоза, где ныне здание поликлиники водников, в первой половине XIX века во дворе стояло небольшое одноэтажное строение духовного училища. В нем учился Николай Чернышевский, по окончании обучения переведенный в духовную семинарию. Однако в народе духовное училище на взвозе называли тоже семинарией, что и дало двум кварталам взвоза имя «ул. Семинарская». По инвентаризационной описи улиц, площадей и иных магистралей Саратова на 1879 год известно, что по городскому плану эти два квартала действительно числятся ул. Семинарской, а по названию жителями — Бабушкиным взвозом. Это название, возможно как более романтичное, закрепилось за взвозом. Победила бабушка с пирожками и купцы Бабушкины.

Бахметьевская улица
Проходит от ул. Горького до ул. Рахова.

В 1830—1840-е годы, когда интенсивно стала застраиваться окраинная городская территория, на месте будущей улицы согласно утвержденному плану Саратова появилась первая застройка деревянными особняками, а затем оформилась улица. Ее прозвали Уединенной. Но к середине XIX века за улицей закрепилось новое имя — Бахметьевская. Видимо, на ней поселился известный в городе человек, возможно богатый помещик, по фамилии которого и назвали улицу.

В 1954 году, в дни празднования 300-летия воссоединения Украины с Россией, Бахметьевской улице было присвоено имя Богдана Михайловича Хмельницкого (ок. 1595—1657), гетмана Украины, выдающегося государственного деятеля, полководца и дипломата.

В 1648 году на Украине вспыхнула народная война против панской Польши, против тяжелого социального и национально-религиозного гнета со стороны польских феодалов. Эту борьбу украинского народа возглавил Богдан Хмельницкий. Под его руководством восставшие в сражениях с королевскими войсками не раз одерживали победу. Но окончательно освободиться от гнета польских феодалов украинский народ не мог. Богдан Хмельницкий обратился к русскому правительству с просьбой принять Украину в состав Российского государства. В 1654 году на Переяславской раде было принято решение о воссоединении Украины с Россией, «чтобы вовеки все едино было».

В апреле 1991 года, под предлогом возврата к старым названиям улиц, имя Б. Хмельницкого было упразднено, и улица опять стала Бахметьевской. В краеведческой литературе фамилию помещика, давшего имя улице, связывают с Николаем Ивановичем Бахметьевым (1807-1891). Его родина — село Бахметьевка Аткарского уезда. Семья Бахметевых была музыкальной, имела из крепостных оркестр, хор и домашний театр, но в начале XIX века какие-то причины заставили их продать своих крепостных актеров (около 30 человек) в казну за 30 тысяч рублей ассигнациями. Мальчик, росший в такой музыкальной среде, к тому же сам одаренный, к десяти годам виртуозно играл на скрипке. По окончании Пажеского корпуса он был определен на военную службу. Участвовал в русско-турецкой войне 1828—1829 годов, состоял при дипломатическом посольстве князя Орлова в Константинополе. После Адрианопольского мира продолжал служить в армии и в 1848 году в звании полковника ушел в отставку. Зиму он проводит в Саратове, а с весны до осени — в своем имении в селе Бахметьевка. Николай Иванович Бахметьев — автор около 120 музыкальных произведений, в том числе 32 духовных. Его городские романсы «Борода ль моя бородушка», «Ты ль душа моя, красна девица», «Песнь ямщика», «Колечко» пользовались успехом, а из духовных сочинений известность получили «Литургия» и «Глория Домини».

Улица Бахметьевская мало сохранила свой старый облик. Прежняя застройка сменилась современными многоэтажными зданиями. Особенно следует отметить первый квартал, являющийся, по сути, молодежным, ибо застроен студенческими общежитиями медицинского и аграрного университетов, педагогического института.

Белоглинская улица
Начинается от ул. 53-й стрелковой дивизии и заканчивается ул. Пугачевской. Пролегает улица по засыпанному Белоглинскому оврагу, отсюда и ее название.

К началу XIX века Саратов сильно вырос, и застройка доходила до нынешней ул. Радищева. Но по берегу Волги узкой полосой она протянулась и дальше, до имевшегося большого оврага. Он начинался у подножия Лысой горы и своим рождением, вероятно, обязан изобильным родникам, бившим здесь. Ручейки родниковой воды промыли два расположенных параллельно овражка, далее соединились в речку, которая и образовала овраг, протянувшийся до Волги.

На планах города 1803, 1810 годов внутри обрисовки берега оврага написано «Речка Белая Глинка».

Почему таково ее название, не установлено. Но название перешло на овраг, а затем и на сложившуюся здесь улицу.

Первые строения, сооруженные в устье оврага, отмечены на плане Саратова 1803 года. Палевом берегу были пивоварня, кирпичные сараи, батальонный лазарет, смирительный дом, провиантские магазины. Далее вверх по течению Белой Глинки на берегу находилось старообрядческое кладбище, а еще дальше — жилая слобода.

У самого берега Волги через овраг был сделан мост. Перейдя его, можно было попасть (на правом берегу оврага) на огромное городское кладбище с богадельней и небольшой деревянной церковью во имя пророка Ильи. С открытием Воскресенского (Пичугинского) городского кладбища захоронения у Белоглинского оврага прекратились. Ныне часть этого кладбища занимает Ильинская площадь, застроенная в основном во второй половине XIX—XX веках.

С освоением прилегающей к оврагу местности, «густо заселенной беднейшими обывателями города», в мешающий овраг стали сваливать землю, навоз, строительный мусор, шлаки и отходы производства. Получились запруды, сквозь которые с трудом пробивалась вода. Образовалась серия водоемов, среди которых были Лягушачий, Скворцовский, Шехтелевский, Штафский и другие. Особенно «славился» своей вонью пруд у моста на Астраханской улице, в который спускал отходы дрожжевой завод Зейферта. В 1892 году овраг был засыпан.

Из интересных объектов на Белоглинской улице малоизвестным является мебельная фабрика Е.В. Ступина. Надстроенное здание его заведения до сих пор стоит на углу при пересечении с ул. Вольской. В 1899 году Ефим Васильевич, купец 2-й гильдии, имел мануфактурный магазин и два мебельных. В своем доме на Шелковичной улице, у Волги, он открыл мебельную мастерскую, а в 1911 году на углу Вольской и Белоглинской улице выстроил двухэтажное здание мебельной фабрики, на которой работали 100— 250 человек в разные годы. На фабрике делали мебель художественную, конторскую, паркет, выполняли строительные столярные работы. Годовое производство доходило до 300 тысяч рублей.

Рядом с мебельной фабрикой находится дом Виктора Эльпидифоровича Борисова-Мусатова (1870—1905) — одного из самых поэтичных и своеобразных художников. Виктор Эльпидифорович родился и провел более половины своей жизни в Саратове. Заниматься живописью он начал в домашней студии (клубе) художника В.В. Коновалова, затем в училище живописи, ваяния и зодчества в Москве, Академии художеств в Петербурге и студии Ф. Кормона в Париже.

В Саратове Борисовым-Мусатовым созданы его лучшие работы: «Гобелен», «Водоем», «Осенний мотив», «Автопортрет с сестрой» и другие. В результате поездки в имение Слепцовка создается большое элегическое полотно «Осенний мотив», хранящееся в Саратовском художественном музее им. А.Н. Радищева.

Два десятилетия улица носила имя великого русского художника, но в апреле 1991 года опять стала именоваться Белоглинской.

Большая Горная
Находится на склоне Соколовой горы, проходит от Большой Затонской улицы до проспекта 50-летия Октября.

В середине XVIII века в документах упоминается Горная слободка, расположенная где-то в начале нынешней улицы. Позднее здесь, под Соколовой горой, было поселение пахотных солдат. Улица, сложившаяся «на горах», то есть на склоне Соколовой горы, получила название Горной.

Впоследствии, с появлением параллельной ей, но более короткой Малой Горной улицы (между ул. Большой Затонской и Трудовым пер.), старую улицу Горную стали называть Большой Горной.

Улица Большая Горная очень протяженная. До сего времени здесь можно увидеть самую разнообразную застройку — от деревянных домиков в три окошка до двухэтажных каменных особняков. Среди последних выделяются постройки с цветной кладкой. Чрезвычайно интересным в архитектурном отношении является здание детской больницы, построенной в 1898 году по проекту архитектора В.Л. Владыкина на пожертвованные Д.С. Поздеевой, вдовой купца.

На углу улиц Большая Горная и Некрасова, где в сквере поставлен памятник героям-молодогвардейцам Краснодона, находилась Свято-Николаевская церковь, сооруженнаяв 1903-1904 годах и разрушенная в 1930-е годы. Автором храма был Юрий Николаевич Терликов (1864-1914), выпускник Института гражданских инженеров. Здание Свято-Николаевской церкви было пятикупольное, с высоко поднятой на барабане «византийского стиля» центральной главою. Использованы и многие другие детали византийского стиля. Расположенная на склоне Соколовой горы, отделенная широким Глебучевым оврагом от застройки центральной части города и окруженная малоэтажными деревянными строениями церковь хорошо просматривалась, доминируя над окружающей местностью.

Знаменательным был участок ул. Большой Горной с прилегающими улицами Хвалынской и им. Розы Люксембург. Здесь располагалась саратовская казачья станица Астраханского казачьего округа. На 1 января 1885 года в станице насчитывалось 195 дворов с 1011 жителями. Управлялась станица своим атаманом и правлением, имела собственный суд и казначейство. Казаки как воинское сословие состояли в общей системе вооруженных сил России. С 18 лет начиналась и целых 20 лет продолжалась военная служба казака, на которую он должен был явиться в полном обмундировании, снаряжении и на коне.

В свободное от службы время на выделенной и поделенной на наделы (паи) земле казаки занимались хлебопашеством, содержали огороды и бахчи, плантации подсолнечника. Все, что оставалось от заготовки запасов для семьи, коней и скотины, продавалось. Располагали казаки и сенокосными угодьями на берегах Волги и Казачьем острове у Саратова. После заготовки зернофуража и сена остатки тоже шли на продажу. Следовательно, хозяйство казаков было товарным. На доходы со своего хозяйства казак покупал коня, зимнее и летнее обмундирование и все иное, что необходимо для несения военной службы.

В станице и окрестных кварталах не было ни церкви, ни школы. Под церковь приспособили небольшое деревянное строение бывшей гауптвахты острога. Будучи маловместительным, такая церковь не удовлетворяла верующих, поэтому станичное начальство и жители ближайших кварталов обратились с просьбой разрешить построить каменную церковь, которая по получении разрешения была заложена рядом с деревянной. Сооружалось новое здание на средства купца М.Г. Вирцева. В 1843 году церковь была готова и освящена. В ней устроили три придела, главный — во имя Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Позднее стараниями купца В.Л. Орленинова были расширены левый и правый приделы. В 1930-е годы церковь была закрыта, в ней расположился кинотеатр, затем рабочий клуб. А через несколько лет ни клуба, ни церкви уже не стало.

Большая Казачья
Начинается от ул. Горького и заканчивается на ул. Аткарской.

Слово «казаки» заимствовано у тюркских народов и в переносном смысле означает «вольные люди». Кстати, и термины «есаул», «атаман» тоже тюркского происхождения. После распада татаро-монгольского государства Золотая Орда образовались Казанское, Астраханское, Крымское ханства. Между ними и Московским государством лежала огромная лесостепная и степная запустелая территория, которая не принадлежала ни Московскому государству, ни татаро-монгольским ханствам. Эта ничейная земля, используемая для пастбищ и стойбищ кочевыми народами, получила название Дикое Поле. Вот сюда, в Дикое Поле, в незаселенные и спокойные места бежали от тяжкой доли угнетенные люди и иные «беспокойные». Со временем они объединялись в ватаги. Одновременно в XV—XVII веках на южных границах Русского государства из «вольных людей» сложилось особое военное сословие — казачество.

В начале XVIII века в Саратове появилась Саратовская казачья команда, в которую, видимо, вошли местные служилые люди и переведенные из других городов. В 1721 году все местные казаки были объединены в Саратовскую казачью станицу.

Казаки несли в крепости караульную службу, посылались в походы провожатыми, чинили воинский промысел против вороватых людей. С образованием в 1750 году Астраханского казачьего полка Саратовская станица вошла в его подчинение. С реорганизацией Астраханского полка в казачий округ Саратовская станица вошла в третий полк.

В 1774 году после пожара Саратова астраханский губернатор Кречетников в докладной записке по плану застройки города писал, что казаков надо селить за городским валом в специально отведенных кварталах, «как они люди оружейные, то, имея их у самого города на близком жительстве, скорее можно при случае каких-либо на базаре смятений или драк оные укрощать...».

Появившуюся на месте казачьего поселения улицу документы 1813 года называют Большой Казачьей. Казаки здесь обжились, завели хозяйство: появились конюшни, коровники, овчарни с домашним скотом. Над улицей и прилегающей к ней округой поплыли ни с чем не сравнимые ароматы. Попытка свозить навоз и заваливать топкие места от неприятных запахов не избавила. В городскую управу посыпались жалобы. В конце концов было решено выселить казаков из центра города на пустопорожние земли между двумя отрогами Глебучева оврага.

С переселением казаков в середине века стихийно возникшее название улицы — «Большая Казачья» было заменено на «Театральная», поскольку начиналась она недалеко от здания театра, построенного на площади. С 40-х годов прошлого века это новое название, наряду со старым, встречается на планах и в газетах. К концу века оно стало малоупотребительным, и старое название — Большая Казачья улица — его вытесняет и «доживает» до 1931 года прошлого столетия, когда улице присвоили имя И. С. Кутякова. Через три года Кутяков был объявлен врагом народа, арестован и приговорен к высшей мере наказания. Улице вернули прежнее название «Большая Казачья». В 1938 году в связи с юбилеем Ленинского комсомола она была переименована в ул. 20-летия ВЛКСМ. В 1991 году ее снова переименовывают в Большую Казачью.
 

Предлагаем вашему вниманию страничку, составленную по материалам книги известного Саратовского краеведа Максимова Евгения Константиновича (Максимов Е.К. Имя твоей улицы. – Саратов: ООО «Поволжское издательство», 2007.-192с.). В этой книге автор знакомит нас с происхождением и содержанием названий внутригородских магистралей в старой центральной части Саратова, окруженной полукольцом Садовых улиц. В течение многих лет автор вел кропотливый поиск фактов из «биографии» проездов, площадей, улиц, переулков нашего города, история которого насчитывает более четырех веков.

Кто же изначально дал название улицам, переулкам, тупикам?

В 1674-1676 годах Саратов был перенесён с левой стороны Волги. Территория города была обнесена рвом и валом со стоящими на нем крепостными башнями и стенами. В нутрии крепости были три большие дороги. Одна протянулась от Волги до Московских ворот, за которыми начиналась Большая Московская дорога, и две дороги шли параллельно Волге между крепостными стенами от Глебучего оврага до оврага на нынешнем Князевском взвозе. Между дорогами стояли ворота, за которыми открывался путь на Камышин, Царицын и из него на Астрахань. По обочинам дорог селились дети боярские, сотники стрелецкие, торговый и посадский народ. Скаченная, со многими переулками и тупиками стрелецкая застройка располагалась вблизи городских крепостных сооружений, чтобы при тревоге можно было быстро занять место на крепостной стене.

Рост населения города способствовал все белее тесной и плотной застройке. Над низкими деревянными домиками и избушками возвышались церковные здания, выделявшиеся на фоне обывательских строений. Церкви служили прекрасным ориентиром в городе. Вероятно, со временем названия церквей перешли в имена улиц. Так появилась Казанская, Покровская, две Сергиевские, Архангельская улицы, позднее Ильинская, Соборная и другие.

Некоторые тупики или переулки, часто были известны по проживающим там известным саратовцам лицам. Некоторые их фамилии закрепились в названиях городских объектов – Бабушкин взвоз, Обуховский переулок, Смурский переулок, целый ряд улиц получили наименования по названиям уездных городов Саратовской губернии: Вольская, Камышинская, Царицынская, Новоузенская и другие. Появились улицы, в названиях которых отражались виды производственной деятельности или обозначение выпускаемой продукции, такие улицы, как Кузнечная, Тулупная, Калашная, Гончарная и т.п. Многие из них сохранились до наших дней, некоторые исчезли в волнах многих переименований.

Большие изменения произошли при советской власти, были переименованы улицы, напоминавшие о бесправном прошлом, такие, как Полицейская, Жандармская, Губернаторская. Новым улицам присваивались имена в честь заслуженных деятелей науки и культуры. Так в городе появились улицы: имени академика И.П. Бардина, академика О.К. Антонова, академика С.Г. Навашина, Героев Советского Союза В.М. Чемодурова, С.Ф. Тархова и многие другие. Также появились улицы, в названиях которых отражался вид производственной деятельности или выпускаемой продукции: Ламповая, Прокатная, Зеркальная и ряд других.

Очень много улиц города своими названиями связаны с географическими объектами чуть ли не всего мира: городами, реками, морями и горами…

 

 

loading...

Аткарская улица
Начинается у линии железной дороги от 2-й Садовой улицы, где были Гольвинский и Кузнецовский поселки, место Штафа. Заканчивается у Большой Садовой улицы. Сложилась к 70-м годам XIX столетия на окраине города. В народе ее отрезок, что напротив железнодорожного вокзала, иногда называли Степной. По городскому плану улица оставалась без имени, и только в 1879 году, когда в городе проводили инвентаризацию уличных магистралей, она была названа Аткарской. Полученное наименование связано с названием одного из уездных городов Саратовской губернии — Аткарском.

Улица Аткарская начинается со школы № 7. Школа работает по базисному плану, в старших классах изучают дополнительно экономику, МХК, более углубленно иностранные языки. В годы Великой Отечественной войны в здании школы размещался эвакогоспиталь. Уже в июне 1941 года в Саратов прибыли первые эшелоны с раненными на фронтах Великой Отечественной войны бойцами, солдатами и командирами. Лучшие здания в городе, в том числе и учебных заведений, были отданы под госпитали. В них быстро силами и медперсонала, и местных жителей оборудовались палаты, операционные, перевязочные, лаборатории. Отсутствие опыта подобной работы, материалов, нужного оборудования преодолевалось с неимоверным трудом. Госпитали, несмотря на перебои в электро- и водоснабжении, недостаток топлива для отопления, работали. Главной бедой стала нехватка мест. В палатах появились двухъярусные койки.

Возможную помощь госпиталям в изготовлении медицинского оборудования, колясок и тележек для больных оказывали саратовские предприятия. Совместными усилиями медицинских работников и трудящихся города и области делалось все возможное, чтобы поставить на ноги раненых. В области действовало более 70 госпиталей, где вылечили и вернули в строй около трехсот тысяч воинов.

На углу Аткарской и Московской улиц стоит трехэтажное здание довоенной постройки 1929 года. Проект составлял архитектор Д.В. Карпов. Дом жилой, но нижний этаж отводился под магазины, ибо строился он как универмаг Управления Рязано-Уральской железной дороги. До революции ни этого дома, ни железнодорожного вокзала, ни толкучего базара здесь не было. Когда в 1880-х годах в России стал развиваться велосипедный спорт, любители его появились и в Саратове, причем занимались им не только мужчины, но и женщины. В 1893 году в городе создается местное спортивное общество велосипедистов (позднее переименовано в клуб велосипедистов). В следующем году обществу отвели место напротив железнодорожного вокзала для сооружения циклодрома (велотрека) для занятий и проведения гонок. Он имел круглую (овальную) трассу с односторонним поперечным уклоном дорожной полосы.

Сезон начинался весной, где-то в конце апреля, и продолжался до осени. Ежедневно с 9 утра и до часу ночи трек был открыт. Можно было покататься или поучиться бесплатно езде на велосипеде (по-простому «косте-трясе»). За пользование треком и оборудованием общества взималась плата. Кроме индивидуальной езды на треке проводились «публичные состязания», т.е. велосипедные гонки. Дистанции были разные — от трети версты до трех верст. Как правило, разыгрывались три приза. Между заездами устраивались антракты, а по окончании соревнований начинались танцы.

Немного дальше, на четной стороне расположено Кировское троллейбусное депо, построенное в 1952 году. Оно было рассчитано на 25 единиц подвижного состава. Но с расширением троллейбусного сообщения и увеличением марок машин появился еще один корпус на 20 единиц. Услугами этого депо саратовцы пользуются ежедневно. Оно обслуживает шесть маршрутов.

Астраханская улица
Начинается от ул. Станционной, проходит через территорию трех городских районов, и доходит до ул. Большой Горной.

В краеведческой литературе закрепилось мнение, что Астраханская когда-то была дорогой, именовавшейся сначала Астраханской почтой, а затем Астраханским трактом. Но из «Почтового дорожника» можно узнать, что почтовый тракт Москва — Астрахань, имеющий станции с лошадьми, шел через Рязань — Тамбов — землю Войска Донского — Царицын и от него по правому берегу Волги через города Черный Яр и Енотаевск доходил до губернской Астрахани.

До середины XVIII века почта в Саратов из Москвы доставлялась через Тамбов и Царицын (ныне Волгоград), а нередко и через Астрахань. Только в 1751 году Саратов получил прямую связь с Москвой через Пензу, Арзамас, Муром и Владимир. Астраханская почта в Саратов поступала раз в неделю, а с 1842 года — дважды. Ближайшая к Саратову почтовая станция находилась в городе Новохоперске. До него из Саратова через Баланду и Балашов приблизительно 330-340 верст, а отсюда по почтовому тракту путь через землю Войска Донского шел на Царицын. Это еще 560 верст. Следовательно, всего круглым счетом 900 верст. Но если с Московской дороги при подъезде к Саратову свернуть на местную дорогу, идущую в объезд города, то можно выехать к дороге на Царицын. Весь путь составит немногим менее 400 верст. Разница в длине пути и времени его преодоления довольно ощутимая — более чем в два раза, поэтому торговцы и промышленники для получения и отправки обозов с товаром, частные лица, совершающие путешествия в своих экипажах по личным делам, пользовались более короткой и выгодной дорогой на Царицын и далее на Астрахань, идущей параллельно реке Волге по ее правому берегу, и могли называть ее по-разному: и Астраханской, и Царицынской, и Камышинской.

На хранящемся в Российском государственном военно-историческом архиве в Москве плане Саратова 1798 года городская застройка показана по линии нынешней ул. Радищева, включая тогдашнюю Сенную (потом Хлебная и Театральная) площадь. Между ней и будущей ул. Ильинской (Чапаева) на Большой Московской дороге нарисована развилка дорог: прямо идет Московская дорога с надписью «в Пензу», а слева — дорога «из Камышина». Она обходит город и смыкается с настоящей дорогой «из Камышина», ведущей к бывшим Царицынским воротам города.

С ростом города его кварталы все более приближались к подножиям Лысой и Лопатинской гор. Туда, видимо, и сместилась развилка дорог. В 1837 году в Саратове побывал замечательный русский поэт В.А. Жуковский. Он к тому же был прекрасным живописцем и во время своих поездок и путешествий рисовал то, что ему приглянулось. Вот и в Саратове он сделал несколько рисунков. Они правдивы: на них нет красивости, ничего лишнего, все лаконично. Рисунки наполнены удивительной прелестью. Хранятся саратовские рисунки в Государственном Русском музее в Петербурге — сокровищнице русского изобразительного искусства.

Впервые название «Астраханская улица» найдено в документе 1851 года. Астраханская улица, а точнее, местность, где она проходит, представляла собой самую настоящую мочажину, или бочагу. Здесь постоянно была трясина. В 1892 году начались работы по засыпке близ моста через Белоглинский овраг пруда на Астраханской улице. Этот пруд, как и два других в Белоглинском овраге, издавал невыносимое зловоние. Местные газеты не раз писали о плохом состоянии Астраханской улицы: «Вследствие сырой погоды на улицах Саратова возникает страшная грязь. К товарной станции почти невозможно проехать... На Астраханской улице один доктор вынужден был нанять ломового извозчика, чтобы перебраться на другую сторону улицы... Астраханская, Казарменная, Губернаторская, Аткарская, Мало-Царицынская и Большая Казачья улицы не мощены и утопают в грязи». Добавим, что мочажистыми местами были Московская и Митрофановская площади. На рубеже XIX—XX веков в трясине здесь утонули три мостовые, пока улицу не вымостили брусчаткой, тесанной из серого гранита. Такое покрытие было уложено от товарной станции до Казачьей площади, то есть на протяжении почти трех верст. Эта мостовая считается уникальной работой дорожного строительства.

Во время Великой Отечественной войны В.И. Сталин на одном из приемов спросил первого секретаря Саратовского обкома ВКП(б) П.Т. Комарова: «Скажите, товарищ Комаров, а брусчатая мостовая в Саратове сохранилась?» Возможно, Сталин был в Саратове в годы Гражданской войны и запомнил эту необычную дорогу. К сожалению, после войны гранитное мощение покрыли слоем асфальта.

В самом начале ул. Астраханская проходила по краю огромного пустыря, примыкавшего к товарной станции Саратов II. В 1880-х годах этот пустырь получил название Ямской площади, так как по нему перевозили грузы на лошадях с товарной станции железной дороги. Возможно, здесь была биржа (стоянка) ломовых извозчиков, ожидающих грузы. На примыкающей к станции стороне улицы (Ямской площади) находилось большое каменное здание для магазина и другие строения. (На этом месте позднее сооружены здания фабрики-кухни, а затем магазина «Магистраль».)

В 1894 году на противоположной от станции стороне площади, на большом участке, принадлежавшем купцу Очкину, стали строиться деревянные, реже каменные частные дома, составившие целый поселок, получивший название Очкинского, ныне именующийся Первомайским. Двумя годами ранее соседний участок — сад Артамоновых — приобрело Управление Рязано-Уральской железной дороги, предполагая возвести здесь здание для самого управления дороги. Но построили его в другом месте, а в бывшем саду Артамоновых в 1907 году началось строительство железнодорожной больницы на 250 коек.

Ямская площадь существовала еще в послевоенные годы. На ней был оборудован рынок, называвшийся почему-то «Вшивка». Со временем рынок со всеми его сооружениями убрали.

От Богородице-Владимирской церкви открывался вид на Московскую площадь размером в два квартала: неухоженную, пыльную, грязную. Зимой на одной стороне площади продавались подсолнухи, а на другой был скотный и сенной базары. С весны до осени тут шел наем на сельскохозяйственные работы. Но зато в Пасхальную неделю на площади устраивались балаганы, ставились качели и карусели, открывались зверинцы.

(Князь-Владимирский собор. Арх. A.M.Салько, 1888 г. Стоял на месте спортивной площадки Детского парка.
Разрушен в 1930-е годы. Уменьшенная копия возводится на углу ул.Советской.)

10 июня 1909 года Николай II подписал закон об основании в Саратове университета в составе одного медицинского факультета. Полувековая мечта саратовцев иметь свой университет, наконец, сбылась. Для строительства его корпусов городская Дума отвела Московскую площадь. Для сооружения университетского городка первый ректор профессор В.И. Разумовский пригласил опытного и знающего архитектора К.Л. Мюфке, ему было поручено составить проекты зданий института экспериментальной медицины, анатомического института и физического, которые планировалось построить на левой стороне площади. По утверждении проектов строительные работы начались. Осенью 1913 года в двух корпусах начались занятия, к концу следующего года были готовы и остальные корпуса. Теперь предстояла стройка на правой стороне площади: главного корпуса, биологического института, библиотеки и здания канцелярии.

За бывшей Московской площадью по ул. Астраханской тянется территория завода «Проммаш». В одном из громадных зданий бывшего цеха промышленного гиганта разместились различные торговые предприятия, получился, по сути, вещевой базар, получивший название «Губернский рынок».

Этот торговый корпус выстроен на части территории табачной фабрики И.З. Левковича. Среди уцелевших построек был и дом самого владельца фабрики, правда, разоренный внутри в далекие предвоенные годы советской власти.

Не доходя до ул. Вавилова в старинных и современных корпусах разместилась швейная фабрика № 5. Свое начало она ведет с 1922 года, от небольшой швейной мастерской на Верхнем базаре. В мастерской было всего 75 машин, на которых выполнялись индивидуальные заказы. В 1928 году мастерская была преобразована в швейную фабрику — первую в Саратове и долгое время единственную в городе. Через год фабрика переехала в построенные в дореволюционное время корпуса на ул. Астраханской. Ныне фабрика шьет детские и дамские пальто, спецодежду.

Из трех старых построек выделяется большое четырехэтажное здание, сооруженное в 1902—1903 годах. В нем открылась шоколадная и конфетная фабрика братьев Миллеров — Ивана и Андрея Яковлевичей. Работало на ней около 100 человек. Кроме шоколада и какао изготавливали разного рода конфеты, мармелад, цукаты, карамели и прочие изделия. Товар сбывался на местном рынке, в Сибири и на Кавказе, а миндальное масло — в Петербурге. Фабрика Миллеров просуществовала десять лет и была продана Б.И. Соломонову, разместившему здесь тетрадную фабрику, ставшую в первое десятилетие советской власти обычной типографией № 10, которую затем и сменила швейная фабрика.

В следующем квартале обращала на себя внимание живописная архитектурная композиция внутриквартальной территории. Комплекс из трехэтажных зданий объединен вокруг раскрытого к Астраханской улице парадного двора (курдонера). Сооружен этот комплекс (дома для служащих и рабочих трампарка) в 1927—1929 годах по проекту саратовского архитектора Александра Маврикиевича Старкмета (1887—1973), который первый в Саратове и, пожалуй, единственный предпринял попытку планировки больших домов с применением новых приемов организации пространства.

В 1891 году купец Иван Иванович Шумилин с сыном Александром Ивановичем купили у вдовы купца Ф.С. Артамонова маслобойный завод на углу Астраханской и Цыганской улиц. Завод был уже старенький, малопроизводительный, но «на ходу», и выпускал он разное растительное масло. Молодой и энергичный Александр Иванович, тоже уже в купеческом звании, активно взялся за серьезный ремонт купленного артамоновского завода. Но особое внимание Шумилин уделил техническому оснащению производства новыми прессами, дробилками и другим оборудованием. Он без сожаления продавал старую технику и взамен покупал современные, высокопроизводительные для того времени механизмы. 10 сентября 1892 года шумилинский завод заработал. Саратовские газеты отмечали, что он стал первоклассным предприятием среди других маслобойных заводов.